ПАЛОМНИЧЕСКИЙ ПУТЬ
с культурно-историческими остановками
от Пирита до Вана-Вастселийна

Маршрут

История Рыйка, Лаасхооне, Мелески


После Колга-Яани приходим в село Лалзи, в пределах которого у реки Пыльтсамаа расположены Рыйка и Лаасхооне, да и до Мелески рукой подать.
Нынче эти места в запустении, и здесь царит тишина, но давние богатые времена достойны, чтобы о них помнили. Стекольная фабрика в Мелески в свое время была второй по величине стекольной мануфактурой в Царской России и крупнейшей в Балтии.

ИЗ ИСТОРИИ
Началось все с предприимчивого помещика Вана-Пыльтсамаа Вольдемара Йоханна фон Лау (Woldemar Johann von Lauw), который вместе с помещиком Уус-Пыльтсамаа Хейнрихом фон Лилиенфельдтом (Heinrich von Lilienfeldt) создал замечательный для Лифляндии того времени промышленный центр, где наряду с прочими производствами действовала стекольная мануфактура, из которой позже выросла Рыйка-Мелескиская стекольная фабрика. Первая стекольная мастерская, принадлежавшая фон Лау, распола-галась у реки Педья, вторая, которую прозвали Лаасхооне, была запущена в 1764 году у реки Пыльтсамаа в Рыйка при хуторе лесника. Фон Лау основал еще несколько стекольных мастерских, а в 1781 году основал зеркальную мануфактуру. Топливом для мастерских служили дрова, а лесов было здесь достаточно.
Стекольными мастерами и ремесленниками в большинстве были немцы, часть рабочих были вольные эстонцы и финны, а кроме них на стекольной мануфактуре трудились и крепостные крестьяне. После смерти фон Лау стекольная мануфактура была отдана в аренду.
В конце ХVIII века в Рыйка и Мелески начинается пора Амелунгов. У Амелунгов была успешно действующая зеркальная фабрика в Германии, но когда Екатерина II обложила импорт стекла высокими пошлинами и пожелала развивать стекольную промышленность в России, для предприятия Амелунгов добрые времена закончились. Часть семейства Амелунгов направляется в Америку, Антон К. Фр. Амелунг с сыном Карлом Филиппом едет в Санкт-Петербург. Благодаря случаю новые возможности открываются им в Лифляндии. Однажды, в ночном Петербурге по пути домой с веселой вечеринки карета молодого Амелунга сталкивается с каретой лифляндского помещика фон Раутенфельда. Карл Филипп привез потерпевшего фон Раутенфельда к себе домой лечиться. Это знакомство зарождает у Карла Филиппа мысль о создании стекольной фабрики в Лифлянии. Создается фирма, которая берет в аренду стекольную мастерскую, оставшуюся после фон Лау. Это случилось в 1792 году. Через два года фабрика была переведена на земли имения Выйзику.
В 1794 году сюда приезжает Антон Карл Амелунг и приступает к созданию стекольной фабрики в заболоченном лесу имения Выйзику. Из Германии он привозит с собой 40 семейств рабочих (200 человек). Приезжих поселили в Рыйка, где работала небольшая мучная мельница. Мелески же было в то время совершенно диким местом. Начало было нелегким: зимы были холодными, летом мучили комары и мухи. Амелунг и двое его сыновей зимовали как и рабочие в хижине с земляным полом и временным очагом.
К 1795 году, несмотря на трудности, фабрики в Рыйка и Мелески были достроены. Помещик из Выйзику фон Бок, который был одним из совладельцев фирмы, кроме земельного участка предоставил производству еще и рабочих – 60 сильных крепостных крестьян –, и снабжал фабрику дровами. Фабрики окрестили в честь жены и дочери фон Бока: Рыйка-Катарина и Мелески-Лизетте. В Мелески располагались плавильные печи, в Рыйка полировочные мастерские. О семействе помещика из Выйзику писал Яан Кросс в романе «Императорский безумец».
После смерти А. К. Фр. Амелунга в 1798 году фабрики временно были сданы в аренду, и предприятие пришло в упадок.
В 1806 году руководство фабрикой взял в свои руки Карл Филипп Амелунг – тот самый человек, по замыслу которого фабрика была создана. Он переехал в Рыйка и выкупил фабрику у совладельцев. После его смерти в 1817 году руководить предприятием стал его сын Карл Георг Амелунг. При нем дела вновь пошли в гору. Для перевозки грузов и сырья была углублена река Пыльтсамаа, расчищена река Эмайыги, выкопаны каналы. По его инициативе был построен первый в Эстонии пароход, который использовался как для перевозки грузов, так и для увеселительных прогулок. В Рыйка продолжались строительные работы. В то время в фабричном поселке было уже более 800 жителей. Здесь жили и работали вместе немцы, русские, эстонцы.
После смерти Карла Амелунга в 1856 г. фабрикой руководил родственник Амелунгов Александер Граубен. Дела на фабрике шли хорошо.
В 1864 году фабрикой стал руководить Фридрих Амелунг вместе с племянником, всемирно известным химиком Херманном Бенратом.


Стекольная фабрика в Рыйка в середине ХIХ века. По В. С. Штавенхагену.

В 1866 году в Мелески было сдано в эксплуатацию новое фабричное здание – стены которого, возведенные из бутовых камней, стоят доныне. Дела на предприятии шли все лучше. Со временем увеличилось число стекольных мастеров-эстонцев, которые получили выучку на месте.
Фридрих Амелунг был весьма разносторонний человек. Как и его дед Карл Филипп, он числился среди лучших шахматистов Российской империи. Кроме того, он был признанным историком культуры. Но у него была еще одна страсть – карточная игра. Отчасти для того, чтобы покрыть карточные долги, в 1902 году он продал фабрику.

Эпоха Амелунгов в Рыйка и Мелески закончилась. Несколько поколений Амелунгов руководили фабриками более ста лет (1792–1902). Это был золотой век Рыйка и Мелески. В память об Амелунгах остались фабрика и ее всячески развитые окрестности. Рабочие жили в принадлежащих фабрике домах, за квартиру и отопление, а также за баню они не платили, они могли также пользоваться огородом. Для детей фабрика содержала две школы, на случай эпидемий при фабриках имелась больница, бывшим рабочим, неработоспособным по старости, выплачивалась пенсия, вдовам оказывалась поддержка до тех пор, когда дети становились способными их содержать. Амелунги бережно обращались со своими рабочими.


Стекольная фабрика в Мелески в середине ХIХ века. По В. С. Штавенхагену.

В начале нового века фабрика процветала и без Амелунгов, но мировая война и распад Российского рынка оказали губительное действие.
В 1914 году производство зеркал было прекращено, и фабрика в Рыйка была закрыта. В 1917 году закрылась и фабрика в Мелески. После войны новые собственники не сумели восстановить производство, и станки, которые были в хорошем состоянии, были сданы в утиль. В то время не работали почти все стекольные производства. Когда экономика стабилизировалась, в Мелески вновь приступили к производству стекла, но выпускать стали не зеркала, а бутылки, банки, стаканы, графины и прочие емкости из надувного, а также из прессованного стекла. Рабочих на фабрике числилось около 200. В Мелески открылось училище, готовящее рабочих для стекольной промышленности.

В 1924 году фабрику арендовал Йоханнес Лоруп. Под руководством молодого, образованного и обладающего хорошим чутьем бизнесмена Й. Лорупа фабрика успешно развивалась до экономического кризиса 1930-ых годов, когда работа фабрики становилась все менее перспективной. В 1933 году Й. Лоруп передал в распоряжение акционеров остановившуюся фабрику, а сам направился с большой группой рабочих в Таллин, где открыл новую стекольную фабрику. Вскоре возникло множество новых стекольных производств, и чтобы удержаться на рынке, была создана единая монополия стекольных фабрик Мелески и Лорупа. Однако вскоре наступили совсем иные времена.

В 1940 г. советская власть национализировала фабрику Лорупа, и она была объединена со стекольными фабриками, расположенными в Мелески и в Тарту. Новая фабрика была названа «Тарбеклаас».
Вторую мировую войну фабрика пережила без крупных утрат. Во время немецкой оккупации фабрика не работала. Когда вновь приблизилась линия фронта, фабрика в Мелески оказалась в зоне боев. Здание фабрики уцелело благодаря двум вернувшимся с фронта рабочим (это были Николай Древинг и Отто Кассь), которым удалось сорвать план немцев взорвать фабрику.
Работа на фабрике в Мелески возобновилась сразу после войны, но простои случались довольно часто. Кажется, что руководство больше занималось «борьбой с антисо-ветскими элементами» и проведением партийных собраний, нежели организацией производства. Упадок все усугублялся.
В 1955 году фабрика специализировалась на производстве бутылок из зеленого стекла. В 1960 году Мелескиская фабрика была передана в подчинение Тартуского завода строительных материалов, и в 1965 году началась перестройка цеха в Мелески. Хейно Коорт, который в то время был директором фабрики, пытался сделать все, чтобы наладить жизнь рабочих в Мелески, но ему не пришлось долго оставаться на посту руководителя. Как только сменились руководители фабрики, для жителей Мелески наступили плохие времена. Когда М. Горбачов решил снизить в Советском Союзе потребление алкоголя, сократилось и производство бутылок, вследствие чего главный штаб в Тарту решил прекратить производство стекла в Мелески.

В 1987 году на Мелескиской фабрике была выпущена последняя бутылка. Пару лет в Мелески изготовляли резиновые прокладки для панелей, а в 1992 году фабрика остановилась окончательно.
Фабричные здания переходили из рук в руки, и каждый собственник брал там все, что только можно было взять. В 1993 году в пожаре сгорели здание конторы и созданный во времена Хейно Коорта фабричный музей. Ныне фабричные здания принадлежат Центру организации жизненной среды, а руины стекольной фабрики Мелески претен-циозно названы «Мелескиской культурной фабрикой».
Жизнь в Мелески при нашей свободной и успешной республике, можно сказать, вымерла. Жаль. Тот, кто интересуется руинами стекольной фабрики с самой долгой в Эстонии историей, может и теперь наткнуться на сверкающий в траве кусочек истории – в свое время забракованной продукцией выстилали окрестности фабрики и лесные дороги.
О стекольной фабрике Рыйка-Мелески в разные времена очень интересно рассказывает Вилле Древинг в своей книге «Три столетия стекольной фабрики в Мелески» („Meleski klaasivabriku kolm sajandit”). Все, что изложено здесь, почерпано именно из этой книги.
Пора, однако, оставить прошлое и продолжить путь.

Дайла Аас, сентябрь 2014 года


Использованная литература:
Ville Dreving. Meleski klaasivabriku kolm sajandit. Eesti Ajalookirjastus, Tartu 2013